Encyclopedia Geoposition.png

Муниципальный налог выше в районах, где у власти лейбористы, и ниже – где консерваторы. Мы живём в Westminster и у нас налог ниже почти в полтора раза, чем у Campden по соседству

Encyclopedia Geoposition.png

Разумеется, Лондон в последние 30 лет стал и русским городом. По слухам здесь живёт около 500 тысяч русскоязычных, включаются ли в это число представители союзных республик, сказать сложно, всё зависит от того, как считать. 


Если бы русский Лондон располагался в России, он был бы 36-м городом страны по населению, рядом с Пензой – чуть больше Балашихи, два Таганрога, три Петропавловска-Камчатских, пять Ханты-Мансийсков.


В английском бизнесе русский след даже виднее, чем в английских судах и дорогих магазинах. Владельцы множества ресторанов, магазинов, салонов, галерей и музеев, транспортных компаний, агентств недвижимости, агентств по подбору персонала, адвокатских бюро, хай-тек стартапов, учебных бизнесов, и так далее и так далее говорят дома по-русски. 


Лондон полон не только российскими бизнесменами, экономистами и финансистами – среди лучших юристов, дизайнеров, врачей, преподавателей Лондона много выходцев из СССР и России в частности.


Русская научная элита в Лондоне тоже заметна – разве что она в большей степени «размазана» по Британии, чем элита деловая и профессиональная. UCL (где делают науку аж две мои дочери), Кингз Колледж, Империал Колледж, Оксфорд, Кембридж, Университеты Манчестера, Эдинбурга, Ноттингема, колледж в Дареме – везде есть русскоязычные профессора.

В России мало кто остался из моих друзей и знакомых. Вопрос «почему уехал» в России настолько же сакраментален и обвинителен, насколько вопрос «почему дала» в традиционной культуре

Encyclopedia Geoposition .png
Encyclopedia Geoposition.png
Поблагодарить автора лично.png

Андрей вместе с семьёй переехал из России в Англию в 2020 году. О познании Лондона, особенностях жизни в этом городе и причинах переезда. Его знания и личный опыт:


Облик Лондона – живого города – складывается из индийских, арабских, китайских, русских, французских, американских черт. Собственно, жить в большом шумном городе, в котором цены на недвижимость определяются арабскими шейхами и российскими чиновниками, а уровень чистоты – нелегальными мигрантами, никогда не было моей целью.


Я хотел бы провести последние десятилетия жизни где-нибудь на природе, среди холмов, дубрав и озер Суррея или Оксфордшира – сидеть за большим письменным столом в громадном кабинете с эркерным окном и камином, пить виски в гостиной, выходящей на лес, а чай – в столовой, смотрящей на бескрайнее поле.


  • Я вставал бы рано, пил с Ольгой кофе на кухне, под окном которой буйно росли бы розовые кусты.


Работал бы до обеда, гулял бы и ездил верхом по окрестностям, ходил в местный паб раз в неделю, играл в теннис и петанк с парой соседей, чьи дома стояли бы на расстоянии не менее полумили от моего (мы обсуждали бы деревенские новости и очередного премьера Британии), ловил бы рыбу в море или местных речках; иногда, нечасто, я заезжал бы в Лондон в театр или галерею (и конечно – пообедать в «Хайде» с кем-нибудь из прошлой, российской жизни), чтобы потом полмесяца жаловаться жене на шум Лондона, его пробки и плохую кухню. 


  • Я завёл бы собаку – шотландского сеттера, и возможно даже пару овец – их очень смешно стричь. 


На нашем участке в десять акров жили бы белки и совы, иногда заводилось бы семейство лис, и мы старались бы их отвадить, но не слишком сильно. 


«Да, – сказала моя жена. – Отлично. 


  • Только мы должны жить рядом с театрами и музеями, так чтобы можно было возвращаться из них пешком. 


И ещё вокруг должно быть много людей – я не могу без людей. Я этот карантин уже больше не могу выносить – мне кажется ещё чуть-чуть, и я сойду с ума, брошусь на улицу и буду трогать всех подряд. А ты хочешь, чтобы мы провели на карантине остаток жизни».


  • В общем, мы живём в Лондоне. 


Лондон, который Алиса считала столицей Парижа (в этом что-то есть, как минимум претензия на это у англичан была в течение веков, и если бы не Жанна Д’Арк, она могла реализоваться), существует около 2 тысяч лет. 


Создавали его римляне, расширяли саксы, обогатили евреи, закономерно затем изгнанные, превратили в крепость норманны, в него заглянули на несколько лет французы – поправить и пограбить, превратили в столицу всего острова шотландцы, строили индустрию ирландцы, но сегодняшний облик его определяют вовсе не они и даже не их ядерная смесь, называемая «британцами». 


  • В «Хрониках хищных городов» Лондон выбран в главные герои не случайно. 


Римский Лондон – форпост на берегу Темзы, построенный в ближайшем к устью узком месте (где можно было перекинуть мост, в течение 13 веков единственный), был компактным – о его размерах напоминают неожиданные «-gate» в названиях улиц или районов (единственным исключением является Newgate, ну так он на то и new, чтобы не быть римским). 


Настоящий Лондон начинался у Тауэра (мрачного норманнского форпоста при мосте), простирался от Темзы до улицы с говорящим названием LondonWall и заканчивался примерно в районе St. Paul cathedral – во все стороны пятнадцать минут пешком. 


  • Столичный Лондон окружали деревни. 


Город рос, ближайшие деревни постепенно поглощались столицей; рядом росли другие города – такие как Вестминстер, сформировавшийся вокруг дворца ранних норманнских королей, которые не хотели жить в грязи и шуме столицы (как я их понимаю! ). 


Потом наступала очередь более удалённых деревень; потом – города встречались и Лондон пожирал их. 


  • Сегодня Лондон – это все ещё совокупность деревень; английский дух свободы заставил бывшие деревни сохраниться под единым на всех покрывалом города. 


В результате Лондон остался лоскутным, как клетка с множеством ядер. Каждое ядро (Кэмпден, Челси, Кенсингтоны – целых два, южный и северный, Сент Джонс Вуд, Свисс Коттедж, Ислингтон и много много других) имеет свой центр, вернее центральную улицу, ее называют high street; там магазины, рестораны, там встречаются местные жители. 


Между деревнями раньше были дороги; консервативные англичане превратили их в улицы, но название осталось – и лежат через Лондон множество “roads”, напоминая о былом сепаратизме. 


  • Вообще к улицам в Лондоне отношение особое – они имеют не только имена, но и родовые фамилии. 


◽️ Street – это как Smith или Иванов – улица как улица, ничего особенного; 

◽️ Зато Crescent – это улица с претензией, изогнувшаяся в виде полумесяца. 

◽️ Lane – это если много деревьев или рядом с парком; 

◽️ Road – бывшая дорога между деревнями, но иногда – просто улица; 

◽️ Avenue – это обычно широко и далеко, но не всегда (есть выскочки); 

◽️ Quay – по берегу реки; 

◽️ Close – тупик, но и End – тоже тупик, отличия не ясны. 

◽️ Vale и Hill – для улиц «с ландшафтом», соответственно вогнутых и выпуклых. 

◽️ Place – вообще площадь, но множество улиц присвоили себе это название без всяких оснований. 

◽️ Walk – улица, которая мечтала бы стать пешеходной, но не получилось. 

◽️ Way – улица с претензией на стратегическое направление. 

◽️ Terrace – любая улица, если на ней плотно стоят terraced houses – таунхаузы; впрочем на многих terraces перестройки давно уже сменили типы домов, а название осталось; да и таунхаузы стоят на многих улицах, не носящих этой фамилии. 

◽️ Mews – проулки а не улицы; когда-то «задворки» в прямом смысле, на них выходили дома прислуги при больших господских, смотрящих на широкую улицу.

◽️ Row – просто другая фамилия улиц, ничего специфического. 

◽️ Square – изначально площадь, но перестройки превратили некоторые из них в чистые улицы. 

◽️ Gardens – улица вдоль маленького парка (настоящего или бывшего, или даже планировавшегося но не случившегося). 

◽️ Yard – тоже просто улица, возможно когда-то ограничивавшая большой двор или дом римского типа с внутренним двором, но те времена для Yards давно прошли. То же самое касается и Court. 


  • Наконец есть ещё загадочная уличная фамилия Grove, что бы это значило я не разгадал. 


Разумеется, как и у людей, одинаковые имена улиц с разными фамилиями встречаются часто. 


Смиф Роуд и Смиф Стреет – это не муж и жена, это две разных улицы, чаще всего расположенных далеко друг от друга, но бывает, что и рядом. Так что знать «имя» совершенно недостаточно. 


  • Тем, кто именовал Лондон, явно не хватало знаний информатики – любой стажёр Яндекса сделал бы это на порядок лучше. 


Для начала безвестные отцы-обзыватели поверх улиц с именами и фамилиями наложили совершенно случайную нумерацию домов (иногда – как в Москве чётные и нечётные в одном направлении по разные стороны; иногда – всё подряд по одной стороне, а потом по другой обратно; иногда – номера прыгают туда-сюда случайно).


  • Коммунальные услуги Лондона делятся на «входящие в дом» и «общественные». 


«Входящие в дом» (вода, газ, свет) предоставляются компаниями (у нас EDF и Thames Water, но есть и другие); «общественные» (уборка улиц, вывоз мусора и пр. ) – муниципалитетом (“council”, муниципалитет – перевод неточный, так как английское слово предполагает коллективный совещательный орган, а русское – орган исполнительной власти, но аналогия верна), который нанимает в свою очередь частные компании-подрядчики. 


  • Отношения с муниципалитетом просты до предела.


Жители платят единую сумму – council tax, который, по сути, не налог, а оплата услуг, которые организует муниципалитет (в Англии нет налога на недвижимость как такового, и это огромное преимущество страны перед США, например). 


Ставка council tax определяется исходя из grade вашего дома или квартиры; в разных муниципалитетах существует разная шкала и разные суммы налога на дом одного и того же grade, но всего градаций обычно пять-шесть, в самую верхнюю (самую дорогую) попадают уже все дома от примерно 150 кв. м, так что владельцы нормального дома и владельцы дворца нового русского платят один и тот же муниципальный налог – если живут в одном районе. 


  • При этом налог выше в районах, где у власти лейбористы, и ниже – где консерваторы. 


Мы живем в Westminster и у нас налог ниже почти в полтора раза, чем у Campden по соседству – догадайтесь, почему. На поверхности муниципалитет обеспечивает чистоту улиц (и они в нашем районе действительно чистые, в отличие от множества других районов Лондона) и озеленение. 


  • Лондон (и весь, и наш район в частности) действительно отличается буйством растительности. 


Здесь фактически нет улиц без рядов высоких деревьев вдоль тротуаров (это в основном платаны, часто – березы или клены, бывают тополя) и буквально цветников вдоль домов (как правило это широкие – 5-7м полосы цветущих круглый год вечнозеленых кустарников, идущие вдоль фасадов, большинство частных домов имеет палисадники перед входами). 


Особый ритуал у нашего муниципалитета происходит каждую позднюю осень: на улицы на 3-4 дня выезжают машины-подъемники – подрезать платаны. 


Огромные, зелёные весной летом и осенью шары платановых крон к концу ноября превращаются в подобия гигантских гротескных морских ежей с торчащими иголками веток. 


Эти ветки срезаются, и на зиму наша улица превращается в музей современной скульптуры: обрезанные платаны напоминают кораллы, щупальца спрутов, воздетые к небу жилистые руки с пальцами в ревматических отеках, застывшие в момент разлета осколки снаряда, оставившие за собой дымные следы от места взрыва – you name it. 


Это величественно и красиво, спасибо муниципалитету.


  • Газ и свет поставляются нам компанией EDF. 


Сайт EDF сообщает, что компания практически перешла на zero-carbon energy; как это сочетается с тем, что у нас газовый котел и газовая плита, мне непонятно. 


И свет и газ поставляются без перебоев (что такое перебои с utilities лондонцы вообще не понимают, это не Подмосковье); но в остальном стиль работы компании можно охарактеризовать как «удушливо-внимательный» и одновременно крайне неэффективный. 


После быстрой регистрации и согласия на плоский тариф (мы платим 120 фунтов в месяц за тепло, свет и газ за дом площадью около 200 кв.м., это примерно столько же, сколько выходило в нашей московской квартире), я получаю примерно раз в неделю предложение что-либо улучшить в моей энергетической жизни.


Сменить тариф на один из тысячи других, поставить более совершенный счётчик, вывести его показания на мой компьютер, заменить бойлер на более современный, вести детализированный учёт, востребовать до 10 000 фунтов субсидии за утепление дома и прочее – всё совершенно бесплатно. 


  • Я повёлся на более совершенный счётчик. 


Заказ занял одну минуту, но установку удалось заказать только на через месяц.


В тему будет анекдот, который однажды рассказывал Рональд Рейган: все помнят, какие очереди были в СССР на покупку машины. 


И вот, покупает в СССР человек машину; ему говорят – приходите через 8 лет, 15 марта, в 12 часов её забирать. А покупатель отвечает – не могу, в это время ко мне должен сантехник прийти. 


  • Так вот, в Великобритании никто бы не смеялся – мы так живём. 


Ровно через месяц, с 9 до 16, пришёл специалист по установке нового счётчика – вернее, два специалиста. Им потребовалось выключить электричество в доме на полчаса и провести около счетчика еще 40 минут чтобы сделать вывод – в данный момент невозможно установить новый счетчик. 


Мастера подробно объясняли мне почему, но мой несовершенный английский меня подводил – из пространного изложения (коллеги перебивали друг-друга и что-то рассказывали мне в мельчайших технических деталях) я понял только, что в силу крайне сложных технических обстоятельств, связанных с тем, что какой-то жизненно важный блок моей системы электроснабжения устарел, они вынуждены сделать от моего имени заказ на его замену – этим занимается другой специалист, и могу ли я принять его ещё через 3 недели, потому что именно такой слот им сейчас даёт их система заказа? 


Ок, я не стал уточнять, о чём речь – в конце концов, что я понимаю в высоком электричестве? 


  • Спустя три недели пришёл специалист по неопознанному критически важному узлу системы электроснабжения. 


Если предыдущие были поляками и говорили по-английски практически с местным акцентом, то этот был из юго-восточной Азии и его английский был мне не доступен в принципе – но он оказался и не нужен. 


Специалист открыл передо мной shed, в котором стоит счетчик, достал из сумки прямоугольный пробковый щиток размером в лист бумаги А4, сказал «New!», посветил фонариком на счётчик, и я увидел, что счётчик прикреплён к стене на такой же щиток, только изрядно прогнивший (shed со счетчиками у нас стоит перед домом и видимо туда попадает влага). 


Четыре винта были откручены, счётчик снят, прогнивший щиток снят («Old!» – торжественно сказал специалист, новый щиток приложен на место старого, счётчик поставлен на место, четыре винта закручены. 


«Here you are!» – сказал специалист. 

«А когда поставят новый счётчик?» – спросил я. 

«Yes» – с широкой улыбкой сказал специалист. 

«Excuse me, I mean to ask when would I expect the installation of the new meter indeed?» – проговорил я с максимально лондонским акцентом, на который был способен. 

«А?» – спросил специалист. 

«New meter!» – воскликнул я.

«What?» – спросил специалист.


Я решил, что лучше начать всё с начала и упрямо заказал установку нового счётчика «с мобильным дисплеем в доме, дающим информацию о расходовании электричества и газа в реальном времени в фунтах и единицах энергии» заново – на через месяц. 


Остаётся только сказать, что счётчик мне установили, и дисплей тоже – всё совершенно бесплатно.


  • Дисплей проработал два часа и сказал «потеряна связь со счётчиком». 


С тех пор дисплей грустно стоит воткнутый в розетку; примерно раз в два дня он просыпается и показывает мне что-то, что он называет «информацией о расходовании электричества и газа в реальном времени в фунтах и единицах энергии» - кто знает, откуда он её берёт и за какой период.


  • Лондон – это вообще о кофе утром и днём и о пиве вечером. 


Кофе здесь продаётся везде, ларьки с кофе, безликие кофейни на 3 стола, сетевые типа Pret или Starbucks, итальянские кофейни, французские кофейни, арабские кофейни, английские чайно-кофейные кафе – выбор огромен. 


  • В любой непонятной ситуации – пройди три шага, возьми кофе в бумажном стаканчике.


Эспрессо (ну, это мало кто берёт), капуччино или латте (с цельным молоком, с обезжиреннным молоком, с безлактозным молоком, с миндальным молоком, с овсяным молоком, с рисовым молоком, с соевым молоком, с сиропом/без сиропа), фраппе, три-четыре варианта размеров, начинающиеся со среднего (следующий – уже огромный). 


  • Надо поговорить? Пойдём возьмём кофе. Надо подумать? Пойду возьму кофе. 


Случайно встретились на улице? «Кофе хочешь?» Вышли погулять с ребёнком – надо зайти за кофе. Опаздываю на поезд – а надо же ещё успеть купить кофе.


К кофе продается множество всего (вернее – кофе продаётся во множестве разных мест с разными ассортиментами), но подавляющее большинство лондонцев пьёт кофе так же, как русские водку – не закусывая. 


Разумеется, если лондонец решил поесть и берёт круассан во французской лавке, треугольный сендвич в пакетике из Pret или коробочку китайской лапши, то он непременно возьмёт и кофе-суп (так, презрительно поглядывая на политровые стаканчики с капуччино в руках лондонцев, говорят знающие толк в настоящем кофе, понимающие что кофе, как лекарство, надо принимать в микродозах, итальянцы). 


  • Но наоборот – захотел кофе, купил поесть – это не работает. 


Не кажется ли вам, однако, что я что-то путаю? Разве Лондон – это не о чае? Разве мы не привыкли ассоциировать столицу мира, да и вообще Старую Добрую Англию с этим китайским напитком? 


  • Разумеется, привыкли и, разумеется, сегодняшний Лондон это не о чае совсем. 


Чай уступил кофе Лондон так же, как демократические власти Афганистана уступили Талибам Кабул – окончательно и бесповоротно. 


Новые кулинарные власти отменили тонкие фарфоровые чашки и заменили их бумажными стаканчиками, 5 часов вечера заменили на «круглосуточно» – и всё это при полном молчании прогрессивной общественности. 


Ну а если серьёзно – чай в Лондоне, конечно, пьют. 


  • Но единственным реальным представителем «чая на вынос» является совершенно невозможный чай с сиропом в Старбаксе – кто его пьёт добровольно, я ума не приложу. 


Чай настоящий спрятался в чайна-тауне, в маленьких пыльных магазинчиках, на одних полках с женьшенем и акульими сумками, да в десятке чайных магазинов на весь город. 


Есть в Лондоне и своя чайная оппозиция – десятка три tea salons (чайных салонов), среди которых известностью выделяется Fortnum and Mason. 


В чайных салонах можно выпить тот самый английский чай, в правильной чашке, с правильным печеньем, за правильным столом и в правильной компании – других таких же туристов. 


Коренные жители пьют кофе в итальянской кофейне за углом или на траве ближайшего парка. 


  • Как языческие обычаи в христианизированной стране прячутся вдали от городов, так и чайные традиции в кофеизированной Британии спрятались в деревнях подальше от Лондона. 


Плох тот дом отдыха в Кенте или Йоркшире, где вам не предложат тот самый 5 o’clock tea, причем именно с 16.30 до 18 часов. Попробуйте – вам подадут большой заварочный чайник с густым чёрным английским чаем и трёхэтажную пирамидку закусок.


На первом этаже будут располагаться мини-сэндвичи и сконы – традиционные английские булочки-камушки; на втором – пирожные; на третьем – печенья. 


Общий объём закусок (чрезвычайно вкусных, надо сказать), подаваемых на одного, обеспечивает сытостью на сутки и количеством сахара достаточным для развития острого диабета. 


  • Пейте чай и представляйте себе что за вашим столиком, накрытым белой скатертью, незримо сидит Миссис Марпл – сделать это совсем не трудно. 


Попробуйте один раз – и пейте дальше свой кофе три раза в день.


  • Почему мы уехали в Англию? То есть – почему уехали и почему в Англию, а не скажем в Тайланд или Оклахому? 


Ответ будет длинным, но начну я его как водится у нас, евреев, с вопроса: «А что такого?».


  • Вопрос «почему уехали» в русской оседлой культуре действительно имеет какое-то метафизическое звучание. 


Привязанность к земле в России сродни сексуально-семейной и настолько же патриархальна (только в вопросе отъезда мужскую функцию выполняет государство, а женскую – его обитатели). 


  • Вопрос «почему уехал» в России настолько же сакраментален и обвинителен, насколько вопрос «почему дала» в традиционной культуре.


И то и то можно оправдать либо высшими мотивами (большая любовь, большой страх или большие деньги, в России большая любовь к большим деньгам не осуждается), либо откровенным б... ством (да что с неё взять!). 


Отъезд может быть либо «замуж», либо – за колбасой (помните «колбасную» эмиграцию 90-х?), либо – формой побега (обменяли хулигана на Луиса Корвалана это хорошо, бегство братков или, например, Президента Банка Москвы это плохо, но и то и то – бегство), либо – предательством, изменой, грязной низостью продажного наймита англо-саксов. 


Попадая в Англию, немедленно сталкиваешься с культурой территориального промискуитета. 


  • Здесь большинство либо приехало, либо собирается уехать. 


Едут много – в Европу, в Австралию, в Индию и Индокитай, в Африку (в ЮАР в основном), в Китай и пр. 


  • «Почему», как и «почему дала» здесь имеет простой и очевидный ответ, не предполагающий стыда или драмы: потому что захотелось. 


Едут поменять места; туда, где работа интереснее; где климат лучше; где ниже налоги; в поисках интересной культуры. 


В этом смысле мои ответы тоже будут «английскими». 


  • Почему мы уехали? Потому что захотели. А захотели мы по многим причинам.


Во-первых (не в порядке важности, тут сложно приоретизировать), в России с каждым годом становится всё более душно. 


Не то, чтобы лично мы задыхались (мы могли себе позволить и внутреннюю эмиграцию), но общее ощущение спертости воздуха, висящего в воздухе угара, не оставляло. 


Это и устаревшие нормы выхлопа и выбросов. Это и новостные ленты (о, какое счастье больше не читать поток информации о том, кого ещё посадили и с кем ещё мы поссорились!), и уличные рекламные щиты («Парк Патриот», «ХY лет победы», «танковый биатлон» и пр.), и доносящиеся отголосками от знакомых или из ленты высказывания сановников, и ток-шоу, которые смотрит старшее поколение и так далее. 


Это вообще стандарты коммуникации (там, где в России пишут «предупреждаем о уголовной ответственности за неуплату налогов», в Англии написано «спасибо что вы платите налоги»). 


  • Это ещё не ужас (вообще всё пока достаточно мило, если не делать бизнес или политику), но это – запах будущего ужаса. 


Во-вторых, Россия всё больше становится колонией (внутренней, если хотите), а Москва по мере того, как амбиции метрополии у неё все сильнее, всё больше напоминает столицу колонии – этакий Бомбей времен колониальной Индии. 


Это удобно, иногда роскошно и часто забавно, но никогда – всерьёз. Всерьёз – где-то в другом месте. 


  • В Москве можно либо зарабатывать с теми, кто у власти, либо им прислуживать – остальные виды бизнеса сравнительно с аналогами в других странах убыточны.


Что не мешает делать их с прибылью для себя, но так или иначе надо сбежать за границу, пока убытки, которые ты перевесил на государство или партнеров, не начали взыскивать).


Я уже давно владею бизнесом, работающим глобально, и мне всё больше требовалось быть там, где вещи происходят, а не там, где макропроцессы слышны только далёким эхо. 


Лондон – финансовая столица мира. 


  • Если претендовать на эффективную работу в финансах, надо иметь возможность общаться с теми, кто их «делает» не с далёкой окраины галактики, а на месте. 


Кстати, с точки зрения культуры и искусства Лондон, конечно, тоже – сердце мира. 


Театры, музеи, концертные залы, учебные программы не сравнимы с московскими при всём московском разнообразии. 


Это кстати – одна из причин, почему уезжая из России мы не ехали на любимый нами Кипр или на юг Испании. 


  • Одна, но не единственная: в Испании – налоги, на Кипре – нет университетов. 


В-третьих, на бизнесе свет клином не сошёлся. Мои дети не собираются делать бизнес – они пошли в мать, заняты медициной и наукой. Ни того, ни другого в России толком не осталось (и не надо мне рассказывать, я знаю, да и дети мои уже на практике имели возможность сравнить). 


  • Никто из моих детей не собирается возвращаться – собрать их обратно в Россию не получится, а в Англию можно попробовать. 


Моему младшему надо учиться в школе. Смотреть на то, во что превращается российская школа, с учителями, погрязшими в навязанной бюрократии, бесконечной угрозой введения религиозного воспитания и требованием «растить патриотов» я больше не хочу и сыну не дам. 


Частные школы ещё местами сохраняют неплохую атмосферу, но по сравнению с хорошими школами в Англии это всё равно даже не 20, а 19 век. 


  • То, что я вижу в английской программе, несравнимо более современно, адекватно, эффективно. 


Да и networking, который здесь очевиден и включает детей из самых разных культур, в Москве не приветствуется и лишен разнообразия.


В-четвёртых, как метко сказал один мой знакомый – «это не мы уезжаем, это Россия из-под нас уезжает». 


  • В России мало кто остался из моих друзей и знакомых. 


Моя единственная кузина и её дети – в Париже; моя сестра – во Франкфурте. Брат моей жены с семьей – тоже в Париже. Мои коллеги по бизнесу – на Кипре и в США. Друзья – кто в Америке, кто – в Испании, и конечно многие в Англии. 


В последние годы стало очень трудно идти против рожна, тем более Европа такая маленькая – от Лондона до Брюсселя на поезде 1,5 часа, с друзьями из Германии можно встретиться погулять по Голландии, билет на самолёт поперёк Европы – 15 евро. Всё-таки размеры России играют против тебя. 


В-пятых, как это ни смешно, но я устал от того, что цветной телевизор у меня в окне работает только 3 месяца в году, а 9 месяцев там чёрно-бело. 


Здесь в Лондоне зелень – круглый год, улицы чисты (после дождя не надо мыть машину), даже в январе по зелёной траве парков местные гуляют в пиджаках (только надевают шарф). 


  • В Лондоне можно и очень здорово гулять по городу 12 месяцев в году. 


В Москве либо грязно, либо душно, либо холодно, а часто «два из трёх». 


Здесь я живу в 45 минутах неспешным шагом от центра и почти никогда не езжу – все время хожу, за день находится более 20 000 шагов. 


В Москве идти в центр мне бы не пришло в голову. 


В-шестых – и это уже прагматические соображения, Англия создала достаточно уникальный режим налогообложения для таких как я: собственно я могу много лет не платить налогов с доходов, если я не ввожу их на территорию Великобритании. 


В России у меня такой возможности нет (как нет её и у тех, кто мог бы так же въехать в Россию – я считаю это большим упущением российских властей). 


  • В Лондоне дорогая недвижимость, но оставаясь в России я отдал бы больше налогами, даже по новому льготному «пятимиллионному» правилу. 


Не то, что бы Англия не хотела собирать налоги; просто она хочет привлечь тех, кто обеспечит потребление и создаст налогоплательщиков в следующих поколениях. Так эмигрантами укрепляется общество. 


Если этих шести ответов недостаточно, боюсь придется дать ещё один – седьмой. 


  • Нам просто очень нравится Лондон – старомодный, безумный, эксцентричный и эклектичный, и вместе с тем очень «свой». 


Мы его любим. 


Возможно это – самый честный ответ (и в «русском» смысле вопроса тоже). 


Возможно поэтому мы так легко в него выбрались.

Encyclopedia Geoposition.png
  • Переехав в Англию, Андрей Мовчан стал вести дневник и записывать свои наблюдения о жизни в Лондоне, публикуя впечатления от увиденного и пережитого на страницах своего аккаунта в Facebook.

Ссылки на самые интересные 

(по мнению Geo///позиции) 

публикации автора:


◽️ Лондон встретил нас солнечной погодой и полупустым аэропортом. Пограничная служба в лице индуса в большой чёрной чалме не выразила интереса к тому, где мы будем проходить изоляцию (собственно, никакого интереса к нам не выказали и контрольные службы – никто не проверял что мы отсидели дома две недели). Тем не менее изоляцию мы отсидели честно – я хотел с самого начала чтить законодательство в деталях


◽️ Англичанин на встречу пригласит тебя именно в клуб, обязательно добавив «вам стоит взять пиджак, но мы будем на террасе поэтому галстук необязателен». Клубы в Лондоне перестали быть «только для мужчин»; клубы перестали напоминать «паб в раю», избавившись от бильярдных столов и потайных комнат для курения опиума» 

 

◽️ В Лондоне есть рынки моего детства. Не современные московские рынки, где перекупщики контролируют всё пространство, устанавливая единые цены и продают товары, полученные из тех же каналов, что получают супермаркеты. Это – настоящие фермерские рынки, с настоящими английскими фермерами за дощатыми прилавками


◽️ Британцы – народ азартный; я – тоже. Я из всего люблю устраивать соревнование. Можно было бы устроить чемпионат сервисов Соединенного Королевства по криворукости, и достойных спортсменов набралось бы немало


◽️ Оформление покупки машины в Великобритании предельно упрощено. Продавец посылает данные о продаже в DVLA, и через несколько дней по почте покупателю приходит аналог техпаспорта. Если ты его потерял – можно через интернет заказать новый. Никакого «свидетельства о регистрации» в Англии нет


◽️ «Лондон – город древней частной собственности (freehold) и священных прав личности, и потому он является лоскутным одеялом этих самых прав: в нём, как в громадном телескопе, смотрящем во вселенную, одномоментно и почти во всех местах видны все археологические слои, которые когда-то создавали дома из камня»


◽️ Единственным, пожалуй, отличием Альбиона от Третьего Рима является активная позиция полиции. Нет, не надо обольщаться – во всем, что касается имущественных преступлений, местные полицейские проявляют прямо-таки британские стойкость и безразличие. Что мы можем сделать, кроме как вам посочувствовать? Может быть записать вас бесплатно к психотерапевту на курс лечения от моральной травмы?

  • Если наблюдения Андрея показались вам интересными и познавательными, поблагодарите автора лично на его странице в Facebook и напишите нам, о каких ещё знаниях, связанных с переезом и жизнью в Англии вы хотели бы узнать именно от него. Мы попросим Андрея дополнить новыми историями его лондонский дневник, который с каждым месяцем "в режиме реального времени" превращается в классную книгу.

Поблагодарить автора лично.png
Encyclopedia Geoposition.png

День за днём и шаг за шагом мы создаём Geo///позицию. 


Первую в мультимедийном цифровом пространстве единую энциклопедию личного опыта жизни за границей.

  • Наш портал о свободе, мечте и о том, что в этом мире нет ничего невозможного.


На geoposition.live мы публикуем советы, наставления, интервью и истории успешных, целеустремлённых и сильных духом людей – выходцев из Украины, России, Беларуси и других стран бывшего СССР. 


  • Истории о личном опыте их жизни по обе стороны Атлантического океана. 


Вдохновляющие, мотивирующие, честные, искренние. 


Как они переехали, каких сил (моральных, физических, финансовых) им это стоило, пришли ли они к тому, чего желали и что непременно изменили бы, начиная (предположим) путь переезда и обустройства на новом месте заново.


Но главное – какие именно дружеские рекомендации, предостережения и напутствия, основанные на личном опыте, они дают всем, кто сейчас готовится к жизни (временной или постоянной) в другом государстве.


  • Изучайте публикации, читайте интервью, смотрите видео.


А если полученные советы, знания и опыт вам пригодились, отвлекитесь на минуту-другую, чтобы напрямую написать лучшему на ваш взгляд автору свои личные слова благодарности.


  • Если вы уже уехали и сейчас находитесь за пределами страны, в которой родились.


Дайте о себе знать – напишите нам о своём желании сделать доброе дело – рассказать нашим читателям о полученном опыте своего обустройства и жизни за границей. 


  • И не исключено, что многие сотни молодых людей, узнав о ваших знаниях, не совершат тех или иных ошибок. 


А значит, возможно, станут счастливее.

Ежемесячно мы дополняем разделы портала новыми полезными текстами и интервью с авторами, чьи знания, советы, рекомендации и опыт вам могут быть полезными.


  • Geo///позицию мы создаём на долгие годы вперёд.


И постепенно собираем здесь всё самое лучшее, что могло бы пригодиться вам сейчас и в будущем новым поколениям молодых и ищущих себя людей.


  • Мы будем благодарны, если и вы нам посоветуете – с кем именно ещё (и почему) из числа успешных и сильных духом людей – выходцев из Украины, России, Беларуси и других стран бывшего СССР нам необходимо связаться.


Чтобы и мы не только не упустили возможность пообщаться с этими прекрасными людьми, но и опубликовать подробные интервью с ними, рассказав об их знаниях и личном опыте максимальному числу других, не менее прекрасных людей – нашим читателям.

  • Большое вам спасибо за потраченное время.


За добрые и во всех смыслах позитивные личные комментарии на каналах и платформах авторов в социальных сетях, за симпатии к проекту, за помощь и поддержку в создании Geo///позиции.

Encyclopedia Geoposition.png

ЕЩЁ ОПЫТ, СОВЕТЫ И ЗНАНИЯ: